Мёртвые проекты, выпуск №2 — «Бункер», студия Трудности перевода

na dne 8475После длительного перерыва возобновляем рубрику «Мертвые проекты». Пришло время рассказать о нереализованных проектах переводов Михаила Нойманна (студия Трудности перевода), одной из самых ярких звёзд за историю Альянса.
Интересных мыслей и идей у Михаила всегда было в избытке, из них он реализовал на поприще переводчика, в лучшем случае, половину. Двигаться будем в хронологическом порядке.

Первый из нереализованных замыслов Нойманна датируется летом 2007 года. В ту пору Михаил успел сделать только один фильм (пародийную «Войну строёв») и задумался над продвижением в рунете немецкого фильма Der Untergang («Закат», в русскоязычной среде также известен как «Бункер») — про последние дни Гитлера и его окружения весной 45-го. Тогда этот фильм еще не имел широкой известности у нас, а в рунете еще не клепали на поток смешные видео с субтитрами к речи Гитлера из «Бункера».

Михаил планировал сделать из «Бункера» смешной перевод с некоторым налётом альтернативности. Почти все герои исходного фильма остались бы собой, а вот Герман Фегеляйн, женатый на сестре Евы Браун, должен был превратиться в Штирлица, вставляющего немцам палки в колеса.

Помимо приколов, Нойманн хотел внедрить в перевод интересные исторические факты. Например, в смешном переводе планировалось, что Гитлер будет называть Геринга «липецкий мачо» (есть такой исторический миф(?), что Герман Геринг учился в Липецке летать, там же жила его любимая женщина, что якобы и послужило причиной отсутствия атак «Люфтваффе» на Липецк). Планировались и рассуждения, заставляющие зрителя задуматься (чем традиционно отличаются переводы Нойманна). В основном, об идиотизме нацистской идеологии (вроде изображения Иисуса голубоглазым блондином).

В качестве основы саундтрека планировались «Раммштайн» и мелодии из «17 мгновений весны». Труп Гитлера должен был сгореть под музыку из «Терминатора», а после самоубийства Гитлера Михаил планировал вставить песню «Опустела без тебя земля».

Проект получил рабочее название «На дне» (отсылка к Горькому), Нойманн успел озвучить 20 минут, после чего его увлекла работа над переводом фильма «Москва слезам не верит». Рабочей версией этих 20 минут (музыка вставлена не везде, часть текста планировалось изменить) Михаил успел поделиться с «Альянсом»:

После «Москвы не резиновой» Нойманн вернулся к работе над фильмом. В переводе «На дне» секретарша Юнге беременна от Гитлера и влюблена в него до такой степени, что планирует отравить Еву Браун. Были добавлены и другие интриги и смешные ситуации, но увы, у переводчика полетел пинакл и большая часть проекта пропала (остались только первые 20 минут).

Затем Михаил переключился на «300 арийцев» (свой самый популярный перевод) и более к несчастливому проекту «На дне», увы, не возвращался. Свои сценарии Нойманн не записывал и всегда держал в голове. Нам остаётся лишь смотреть сохранившийся озвученный кусочек и гадать, как оно могло бы быть.

Продолжение следует.

Материал подготовил Goodwin

Мёртвые проекты, выпуск №2 — «Бункер», студия Трудности перевода: 3 комментария

  1. АватарDW

    «трудности перевода» одна из моих самых любимых студий, 300 арийцем видел раз 10.

  2. АватарЕгор

    Просмотрел 20 минут на одном дыхании , очень жаль что такой проект был утерян .Буду надеятся что «Трудности Перевода» соберутся с мыслями и закончат начатое .
    А пока буду смотреть «Москва не резиновая «.

  3. АватарLunofil

    Зачем вообще такое так переводить? В чём смысл?
    Получилось очередное УГ, набубнённое голосом Бородача.
    Ни уму, ни сердцу. Занудство одно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.